(Дагмар Лойпольд) Do swidanija, Piter

Машу рукой на прощанье: только снова оказавшись на берегах Изара, я смогу спокойно обдумать и переварить все впечатления, встречи и разговоры. И я уже сейчас знаю, что отголоски этого удивительного месяца появятся в моих будущих текстах. Читать далее

(Дагмар Лойпольд) О любви к кошкам

Вечером, по дороге домой, неподалеку от Исаакиевского собора, на Конногвардейском бульваре: у входа в какое-то здание — металлическая скульптура кошки. На ум сразу приходит черный кот из «Мастера и Маргариты» Булгакова, и я предполагаю, что здесь расположен некий литературный клуб, но пройдя еще немного, натыкаюсь на парковку для велосипедов с фигурами кошек и прочими кошачьими мотивами. Читать далее

(Дагмар Лойпольд) Ободряющая песнь для утомленных акаций

Во дворе моего дома, который находится в так называемом районе Достоевского, – местность мрачная, как многие, наверное, помнят по его романам, – растут две акации. Чтобы поймать хотя бы немного света от далекого неба, не вмещающегося в колодец двора, им приходится вставать на цыпочки. Вот они и стараются, не теряя присутствия духа и с необыкновенным упорством, как настоящие балерины. Читать далее

(Дагмар Лойпольд) Перманентное обновление

Американок и русских объединяет самозабвенная любовь к маникюру. Ногти – искусственные – бывают разной длины и с различными узорами, тигровой окраски, в полоску, с блестками и без, нередко раскрашены в цвета национальных флагов. Такие ногти не мешают петербурженкам виртуозно управляться со своими смартфонами, когда им нужно отправить послание, тем более что сообщения, при существующих подсказках, набираются автоматически. Читать далее

(Дагмар Лойпольд) Автогонки

По Петербургу я гуляю с удовольствием. Безо всякого страха, в том числе и когда спускаюсь в метро, тем более что там, в его переходах, на платформах и в поездах полным-полно охраны. Меня все предупреждали о карманниках, в особенности на Сенной площади, в окрестностях которой разворачивалось действие многих романов Достоевского. Вероятно, предостережения обоснованы, но это скорее глобальное явление, с которым можно столкнуться в центре многих городов с большим скоплением туристов – будь то Рим, Париж, Берлин или тот же Санкт-Петербург. Читать далее

(Дагмар Лойпольд) Браки заключаются где-то наверху

Редко мне доводилось в жизни видеть такое количество свадеб за такое короткое время – разве что несколько лет назад во Львове, где я оказалась на Троицу, в разгар свадебного сезона.

Несколько дней назад я договорилась о встрече у Казанского собора. Стою там, греюсь на солнышке (которое еще светит) и разглядываю великолепное здание напротив, которое раньше принадлежало фабрике швейных машин «Зингер», ныне – «Дом Книги», и вдруг вижу на крыше, на самом верху, за хлипкой оградкой – жених и невеста, с фотографом. Фотограф, несмотря на порывы ветра, честно пытается бороться с фатой и шлейфом, чтобы навести фотокрасоту. Читать далее

(Дагмар Лойпольд) Паломничество: Набоков, Ахматова, Бродский

Паломничество – прерогатива пешеходов. Свои паломнические хождения я совершаю в одиночку; они, в отличие от не менее прекрасных прогулок, когда ты бесцельно бродишь по городу, имеют вполне конкретную цель. По дороге к трем бывшим писательским квартирам, ставшим сегодня музеями, у меня возникает чувство, будто я иду в гости и меня там ждут. Ведь так бывает: прочитаешь книгу – и обзаведешься другом. Читать далее